Это будет совсем небольшой пост. Дело в том, что монумент, посвященный битве при Сан-Хосинто, входит в состав мемориального комплекса, объединяющего в себе линкор “Техас” и несколько прилегающих парков. Т.е., обычно, линкор и этот монумент объединяют в одну достопримечательность с длинным названием “Battleship TEXAS SHS. & San Jacinto Battleground SHS.” Аббревиатура SHS тут используется повсеместно и является одной из ключевых, в моих поисках “музейных” мест для посещения. Означает “State Historic Site” – государственный исторический памятник/объект/место.

Когда я писал про корабль, понял, что монумент, посвященный битве при Сан-Хосинто, туда уже не лезет. Пусть про него у меня всего дюжина фотографий, но тема настолько из другой области, совсем, что с линкором она не смешивается повествовательно. Соответственно, решил оформить этот памятник, хоть и небольшим, но отдельным постом.


Краткая историческая справка…

Битва, произошедшая на этом месте, относится ко времени войны Техаса за свою независимость от Мексики. В то время, Техас уже был штатом. Только мексиканским. Назывался он Коауила-и-Техас (оригинальное название на испанском: Coahuila y Tejas).

В те непростые годы, шел активный передел границ и территорий на материке. Пришедший к власти президент Мексики по имени Антонио Лопез де Санта-Анна решил, что ему некошерно согласовывать каждый свой чих с парламентом, похерил тогдашнюю конституцию Мексики, разогнал правительство и, фактически, объявил себя диктатором. Все это страшно не понравилось тогдашним техасцам. Народ тут и сейчас легок на подъем, а уж в те времена… В общем, Санта-Анна чирикнуть не успел, как штат поднял полномасштабную революцию со всем положенным фаршем. Ну и понеслось…

Поначалу у техасцев все было очень плохо. Их крошили на всех фронтах. Капитально крошили. Войска Санта-Анны были более экипированы, лучше обучены, организованы, да и сам Санта-Анна, как военный генерал, был весьма грамотным. Техасцы отступали. Именно тогда состоялась битва за Аламо. Событие, весьма известное во всем мире, хотя бы потому, что нынче воспето во множестве песен и кинофильмах. Менее известная, но не менее трагическая битва состоялась при Голиаде. Менее известная у русскоязычной аудитории. Здесь же, в США, Аламо и Голиад упоминаются вместе. Небольшие форты, окруженные неприятелем бились до последнего. Немногочисленных выживших – казнили победители. Что-то вроде местного Бреста. Очень грустные страницы истории.

Техасцы вынуждены были отступать все дальше и дальше на восток. Пока их не прижали почти к самому Мексиканскому заливу. Возглавлял техасцев генерал Сэм Хьюстон. Тоже грамотный полководец. Делал, что мог, но… не везло. Свежесформированное техасское правительство, отложив под себя кучу кирпичей, сбежало аж на остров Галвестон, где и ждало неминуемой развязки.

И вот тут, у реки Сан-Хосинто, наступил переломный момент. Да еще какой! Хьюстона многие пинали за то, что он слабак и тряпка, не хочет развернуться, устроить кровавое побоище с превосходящими силами противника и доблестно сдохнуть вместе со всей своей армией. Но умышленно или нет, он выбрал, наконец, лучший момент в войне, чтобы огрызнуться. От трехтысячной мексиканской армии к тому моменту осталась только половина. Но она все равно продолжала превосходить техасскую по численности (всего 900 человек).  Артилерия, пехота, конница… Но у Хьюстона тоже были пушки. Аж целых две! Подаренных сочувствующими жителями Цинцинати. Их называли “сестры-близнецы”… Когда у тебя в армии всего две пушки – грех не дать им имена.

У мексиканцев есть прекрасный культурный обычай – сиеста. Это когда в самую жаркую часть дня все прекращают свою деятельность и курят веники, предаваясь отдохновению. Эта традиция и сейчас вовсю цветет. Но 21 апреля 1836 года, она вышла мексиканцам боком. Санта-Анна к тому моменту совсем нюх потерял и расслабился. Война идет хорошо, все кругом боятся, революция вот-вот будет подавлена – фигли напрягаться… Встав лагерем, он даже не выставил часовых! Хьюстон счел это хорошей приметой и атаковал.

Сражение длилось всего около 20 минут! Техасцы набросились на мексиканскую армию с криками “Помни Аламо! Помни Голиад!”. Пока пехота наступала со стороны фронта со своими жалкими двумя пушками по центру, кавалерия обошла лагерь Санта Анны и ударила с тыла. Начался Ад. К тому моменту техасцы уже достаточно озверели от долгого отступления и потерь. Мексиканцы даже понять не успели, что происходит. Попытки организоваться ни к чему не привели. Началась резня. Вот, в тот день, Санта-Анна и потерял свою прекрасную армию, Мексика потеряла чуть ли не половину своей территории, а на карте стали проступать очертания нового государства – Республики Техас.

Итог сражения: с мексиканской стороны – 600 человек убитыми, две сотни раненными, остальные захвачены в плен. Техасцы потеряли всего от 10 до 50 человек по разным источникам. “Помни Аламо! Помни Голиад!”, однако… Википедия говорит, что это было одно из самых результативных сражений в истории человечества. Хьюстон стал национальным героем, само-собой.

Санта-Анна сбежал. Но недалеко. Он так всех задрал во время войны, что на него устроили грандиозную облаву. Для техасцев тогда это было все равно, что Гитлера поймать… Хьюстон отрядил на его поиски 400 человек из своей армии и бог весть сколько добровольцев. Санта-Анна ныкался, как мог. Переоделся в форму простого драгуна даже. Но спалился по глупости буквально на следующий же день. По привычке откликнулся на обращение “El Presidente” и, при более пристальном досмотре, продемонстрировал дорогое шелковое нижнее белье, к коему, как это было широко тогда известно, имел особое пристрастие. В общем, захватили его. Долго мурыжили в плену. Хотели, чтобы он способствовал признанию Республики Техас в кругах мексиканского правительства. Но немного перемурыжили. Дотянули до того, что, пребывая в плену,  Санта-Анна успел полностью потерять все свое влияние и стал совершенно бесполезным. За сим, пленного вернули в Мексику, где его встретили со всем полагающимся позором. Как полагается человеку, который, из-за своей самонадеянности и гордыни, слил свою армию более слабому противнику и профукавшему все на свете вообще, буквально на пороге победы.

Вот так мексиканцам достался обратно их Санта-Анна, а нам достался город Хьюстон и монумент битвы при Сан-Хосинто :-)

Конец исторической справки…

Монумент представляет собой довольно высокий четырехгранный обелиск на широком основании:

Перед обелиском – длинный пруд. Как я понял, пруд для обелиска – такой же обязательный атрибут, как часы для мэрии. Они всегда ходят в комплекте. У знаменитого вашингтонского обелиска такой тоже есть. Только там у них он между обелиском и монументом Линкольну, а тут он между обелиском и линкором Техас.

Обелиск и пруд были возведены в 1960 году. Общая высота сооружения 567 футов (172 метра). Техасцы любят чтобы у них все было БОЛЬШЕ, поэтому на официальном сайте гордо сообщается, что наш техасский обелиск на 15 футов (4.5 метра)  выше того же вашингтонского.

Основание испещрено памятными надписями, описывающими революцию в целом:

Тут я слегка напрягся, прочитав “Texas decared her independence at…” (“Техас провозгласил её независимость …“) Подумал, неужели Техас – слово женского рода. Ну, мало ли… Помню, еще в школьном курсе английского языка для меня стало шоком, что английское слово ship (корабль) – женского рода. Отсюда все эти “корабль-матка” (mothership) в фантастических произведениях в комплект к которым никогда нигде не встречался “корабль-папка”… Однако, почитав остальные тексты на постаменте, понял, что в общем контексте Техас подразумевается, как Республика Техас. “Республика”, да – женского рода. Все в порядке. А штат Техас – мужик, как и положено :-)

Сам постамент – не просто бетонный параллелепипед облицованный ракушечником, а вполне себе осмысленная постройка, которая на своих трех этажах содержит музей, посвященный революции в целом и битве при Сан-Хосинто в частности.

Музей, впрочем, скучноватый. Как раз из серии “витринных”:

Все равно было любопытно посмотреть/почитать. Всякое оружие и предметы быта…

Примечательно, что и в те времена, за каждым отважным бойцом стояла женщина, которая клепала для него патроны при помощи нехитрых приспособлений:

Ну, не то, чтобы прям за каждым бойцом по своей патронопроизводящей скво стояло, но практика была широко распространена, а времена были суровые. Как обычно, в суровые времена, мужикам некогда боеприпасы засаливать. Надо бегать, стрелять, геройствовать. Вот бабам и приходится отдуваться. А то, ежели стрелять нечем будет, что ж это за война тогда получится?

Еще в музее был большой кинозал, где крутили документальные фильмы на тему войны, но мы туда не пошли. Все это и по Дискавери посмотреть можно. Заместо этого мы нашли лифт. Точнее, мы не то, чтобы его нашли… Когда я обратился на стойку с вопросом, сколько стоит вход в музей, мне сказали, что музей – нахаляву, а, вот, на лифте покататься – что-то там по четыре доллара с носа. Тогда мы и узнали про лифт.

Оказалось, что можно подняться к вершине обелиска на высоту 500 футов. Под самую звезду на макушке. (звезда, кстати, весит 200 тонн). Если присмотреться, там наверху видны такие длинные узкие окна – это обзорная площадка:

Вот на нее мы и поднялись на лифте. Маленькая комнатушка вокруг шахты лифта с окнами на все четыре стороны обелиска:

Оттуда можно полюбоваться на всю окружающую промзону Хьюстона:

Линкор “Техас” оттуда кажется игрушечным (в центре снимка):

Более полный кадр:

Кучка высоких строений на горизонте – даунтаун Хьюстона:

Ну и всякие прочие ландшафтные безобразия:

Вокруг по паркам разбросано еще немного раритетов. Копии пушек, бюсты всякие… Но у нас уже не хватило пороху все это смотреть. Напомню, что тут мы оказались сразу после многочасового лазанья по линкору. Уже, практически, с ног валились… К линкору мы все равно еще приедем, судя по всему, тогда уже более тщательно спланируем визит и погуляем по окрестным паркам. Тогда и опишу их с фотографиями.